Familia: «В ритейле лучше всего работают самые простые вещи»

news39.jpg
Константин Надеждин,
генеральный директор сети магазинов Familia

Развитие формата off-price в российском ритейле можно назвать феноменом с точки зрения успешности самой модели. О том, какова специфика off-price в России, какие особенности имеют здесь баинг, онлайн-канал и программы лояльности, мы поговорили с Константином Надеждиным, генеральным директором сети магазинов Familia.

R&L: Как развивался формат off-price в мире и насколько сегодня он прижился в России?

К. Надеждин: Уходящий 2016 год стал юбилейным для off-price ритейла в мире: сам по себе отсчет истории нашей индустрии начался с открытия в 1956 году в Бостоне брендового дисконт-магазина Zayre. Там же и в том же году Альфред Маршалл сформировал саму концепцию торговли «брендами за меньшие деньги», создав сеть стоковых магазинов Marshall’s. Спустя 10 лет и все там же, в Бостоне, открылась еще одна суперсеть off-price ритейла – T.J.MAXX. Сейчас лидер мирового off-price ритейла – это группа Marmaxx, представленная сетями T.J.MAXX (США и Канада), T.K.MAXX (Европа) и Marshalls. На начало 2016 года в них насчитывалось более 3600 магазинов.

Модель off-price, разумеется, имеет ряд своих разновидностей. Так, возникшая в 1982 году стоковая сеть Ross Stores (сегодня это второй игрок в мире, чья сеть насчитывает порядка 1800 магазинов) построила свой успех на принципе bargain hunting – «охоты за сокровищами». Его вообще можно считать главным принципом off-price торговли в целом. Ведь off-price ритейл предполагает в качестве основного CVP не «самую низкую цену», а «увлекательный поиск выгодных предложений». В этом главная «фишка» нашего формата – тут работают иные механизмы, чем в случае импульсных покупок, наш покупатель более замотивирован на частое посещение наших магазинов в ожидании новинок, поступающих в магазины ежедневно. Именно поэтому у нас принципиально нет разделения по брендам и коллекциям. Мы умышленно их смешиваем в выкладке, для того чтобы покупка превратилась в своего рода квест с поиском «сокровищ», тот самый bargain hunting.

news39_1.jpg

Что же касается рынка off-price в России, то у нас эта индустрия по сравнению с Западом находится на стадии младенчества. Компания Familia является основоположником данного формата торговли в России и на сегодняшний момент абсолютным лидером в сегменте – как по числу магазинов, так и по объемам продаж. Безусловно, появляются единичные последователи, копирующие нашу модель. Это, как мы полагаем, лишний раз доказывает перспективность формата off-price в России: по нашим оценкам, объем продаж в сегменте вырастет приблизительно в два раза за ближайшие два-три года. Что касается Familia, то мы планируем расти темпами выше рынка.

R&L: Насколько различается в России и на Западе покупательское поведение в вашем сегменте? Каков, скажем, портрет покупателя Familia?

news39_2.jpg
Familia перевыполняет собственные планы по открытиям и 2016 год планирует закончить с 150 магазинами

К. Надеждин: Некоторые различия в поведении, преимущественно касающиеся общей ментальности, есть, но они несущественны. Поэтому мы, видя, насколько данная модель эффективна и популярна на Западе, стараемся максимально приближать наши магазины к мировому концепту, который мы взяли в свое время за основу. Мы регулярно посещаем магазины родоначальников, встречаемся там с крупнейшими гуру off-price торговли, приглашаем их сюда для проведения обучающих семинаров. Для нас очень важно сохранить преемственность концепции нашей бизнес-модели и имплементировать лучший мировой опыт, так как наш сегмент является высокотехнологичным во всех бизнес-процессах: баинге, логистике, мерчандайзинге и технологиях обслуживания.

Что касается «портрета типичного покупателя» – это, как правило, женщина 25–35 лет. Активная. Работает. Много времени проводит в интернете. Традиционно покупает товары не только для себя, но и для членов своей семьи, для дома, подарки родным и друзьям.

Конечно, это очень упрощенный портрет. В нашей аудитории мы видим очень широкий диапазон покупательских профилей – от студентов до бизнесменов. Последних, кстати, все больше: всем известно, что у нас можно найти бренды, которые в российском регулярном ритейле в принципе не представлены, – здесь мы в какой-то мере конкуренты онлайн-площадкам.

R&L: На каком рыночном фоне в России вы работаете? Что является драйверами роста и всего off-price сегмента в целом и вашей сети в частности?

К. Надеждин: Скажу так. Тренды как мирового, так и российского off-price рынка обусловлены сегодня прежде всего изменением сознания покупателя. В мире в целом они вызваны сменой парадигмы ритейла в результате широкого распространения цифровых технологий, а в России – еще и текущими реалиями в экономике. Это диктует достаточно серьезную рационализацию потребительского сознания и поведения. Современный покупатель не готов идти в ногу с инфляцией и переплачивать за предлагаемый товар сверх психологически приемлемой для него цены, он стремится искать в каждой покупке разумное соотношение цена-качество. А рынок fashion и без того достаточно индикативный по цене. Таким образом, основным трендом в ритейле в целом становится smart shopping («разумные покупки»), который диктует всем ритейлерам более жесткие условия по совершенствованию своей экономической модели. Этот же тренд играет (и в долгосрочной перспективе) на руку нашей бизнес-модели и нашему формату: фактически сегодня в России off-price ритейл является лидером в оптимизации семейного бюджета покупателей среднего уровня дохода. То есть тех людей, которые не готовы экономить на качестве и закупаться в дискаунтерах.

news39_3.jpg
По итогам 2016 года в Familia ожидают прирост оборота сети на 40–45% по сравнению с прошлым, 2015 годом

В этом смысле сегодняшняя Familia работает совсем с другой целевой аудиторией, чем 10 лет назад. Это не аудитория с низким уровнем дохода, а представители middle-class в российском понимании этого термина – активные, работающие, по большей части семейные люди.

R&L: Но у вашей сегодняшней аудитории и совсем другие запросы по качеству, чем в онлайне, где по большей части люди все же заказывают совсем дешевую одежду.

К. Надеждин: Разумеется. Как я говорил, у нас CVP не содержит в себе предложения «самой низкой цены». Мы предлагаем именно бренды. Но бренды, свободные от цен (со скидками до 85% от цен в регулярном ритейле). Упор на бренды подразумевает и отсутствие компромиссов и по качеству, и по оригинальности.

Наш постоянный покупатель (а, как мы с вами уже выяснили, в большей степени это все же покупательница) может с закрытыми глазами определить состав ткани на ощупь, а по строчке, фурнитуре и обработке швов безошибочно определить оригинальные бренды. Клиенты off-price сетей в массе своей, хотя и настроены на экономию, все же достаточно брендозависимы, несмотря на экономические катаклизмы и неурядицы. Они лояльны к определенным брендам, хорошо знают их и требовательны к качеству. Поэтому предложение фейка в настоящем offprice магазине, в отличие от разношерстных дискаунтеров, попросту исключено – нам так рисковать совершенно незачем.

R&L: Как растет ваша сеть и сети аналогичного формата в условиях текущего кризиса? Будете ли вы продавать франшизу?

К. Надеждин: Off-price рынок в России, безусловно, растет, вместе с ним растем и мы, как его сегодняшний лидер. За этот год мы планируем нарастить количество наших магазинов на 37%. Что касается оборота, то мы ожидаем его прирост на 40–45% по сравнению с прошлым годом. Говоря о наших последователях, то, я думаю, учитывая наши темпы развития, догнать нас в обозримом будущем чисто математически невозможно.

О франшизе… Нет. Мы не планируем этого делать. Особенности нашего формата, в частности, в бизнес-процессах баинга, таковы, что нельзя дать кому-то бренд-бук, готовый концепт и поставить план открыть 100 магазинов за год. Тут много особенностей в технологиях, которые возможно имплементировать только эволюционным путем.

R&L: Вы сказали, что технологии баинга в off-price формате особые. Можно ли конкретизировать этот тезис?

К. Надеждин: Сама по себе концепция offprice не предполагает покупку и продажу товара по максимально дешевой цене. Наша задача обеспечить баланс возможностей по всей вертикали – от поставщика («регулярного» ритейлера) до off-price сети и покупателя, реализуя таким образом схему win-win-win. Поясню. Поставщик в такой схеме получает ускорение оборачиваемости капитала, расширение каналов и рынков сбыта. Мы получаем долгосрочное сотрудничество и покупаем актуальные модели в сроки, максимально приближенные к основному сезону продаж. Наконец, наши покупатели получают товары брендов по психологически комфортной для них цене. В выигрыше в итоге все звенья цепочки.

Подчеркну, что в мировом ритейле сети offprice давно являются частью экономической модели и важным каналом сбыта для любой регулярной розницы, особенно в fashion-сегменте. Реализация товара в данном канале закладывается в бюджет ритейлеров как само собой разумеющееся дело. Более того, у ряда очень известных мировых брендов канал offprice занимает даже доминирующие позиции в их обороте.

В российском ритейле такая модель работы еще не освоена в полной мере. Но год от года поведенческие стереотипы меняются, а сейчас нам своеобразно помогает в этих переменах текущая экономическая ситуация, подталкивая нас всех работать по-новому. Логично, что предприниматели в кризисные времена более тщательно считают свои прибыли и убытки, да и денежные потоки, а выгоды работы с off-price сетями становятся все более очевидными.

Для наших байеров обеспечивать win-winwin схему, безусловно, непросто. Им приходится иметь дело с огромными объемами стоков по всему миру, с сотнями контрагентов, с разными условиями контрактов, со спецификой каждого бренда, поставщика, страны. Сегодня 70 байеров Familia работают более чем с 500 поставщиками – количество брендов, соответственно, еще больше. Это весь мир – и Европа, и Северная Америка, и Бразилия, и Австралия, и Япония, и Китай, и Россия. А количество поставщиков растет практически каждый день. Поэтому-то для наших закупщиков жизненно необходимо каждый день быть в тонусе. Им приходится держать под контролем многоходовые вариации переговоров, сезонность категорий и групп, параметрические характеристики товара, ценообразование с учетом ежемесячной переоценки, условия оплаты, упаковки, маркировки и многое-многое другое.

Имея опыт более 20 лет работы в разных сегментах ритейла, я не могу не отметить высочайший профессионализм наших байеров, ведь они, как и другие члены команды Familia, – это люди, которые «вращают Землю ногами» и задают тон целому сегменту рынка!

R&L: Каково на сегодня в Familia соотношение закупок в России и за рубежом?

К. Надеждин: Если говорить о доле товарного объема Familia, которая выкупается непосредственно в России, то он велик, но вес импорта растет. Если в этом году мы закупали в России порядка 60% ассортимента, то на следующий год соотношение российских и зарубежных закупок может составить 50?50 или даже 40?60. Это следствие того, что многие наши партнеры из числа российских ритейлеров столкнулись со снижением объема продаж и, соответственно, стали более консервативно и осторожно формировать свою закупочную политику. Сами по себе стоки у них стали меньше, чем раньше.

R&L: Сейчас на рынке мы наблюдаем несколько попыток создать стоковые онлайн-площадки. Как думаете, онлайн – хороший канал для off-price? У вас нет планов развивать онлайн-канал?

news39_4.jpg

К. Надеждин: Теоретически все возможно. Но практика показывает, что такие площадки вряд ли станут для нас конкурентами. Отнюдь не у всех, даже огромных международных off-price ритейлеров есть интернет-магазины. А у тех, у кого онлайн-площадка есть, доля продаж в интернете совсем невысока.

Подчеркну, что это не какое-то отставание от цифровых трендов, а особенность самого формата. Дело в том, что регулярные интернет-продажи требуют определенных размерных рядов, глубины стока. При всем нашем огромном объеме закупок мы стараемся покупать не самые глубокие позиции. Таким образом, высока вероятность, что мы даже не успеем разместить товар в интернете: к моменту выставления на интернет-витрину он попросту будет уже продан off-line. Некоторые позиции вымываются из ассортимента за считаные часы. Единственное, что может, на наш взгляд, сегодня успешно продаваться в интернете, – это так называемый special production – продукция брендов, которую они производят специально для off-price сетей.

Сам же интернет мы рассматриваем как важнейший канал коммуникации как с покупателями, так и с отраслевым и бизнес-сообществом. Digital-продвижение – одна из ключевых задач маркетинговой стратегии 2017 года.

R&L: Special production – это что-то наподобие fashion СТМ?

К. Надеждин: Не совсем. Это такой же на 100% брендовый товар, который создается теми же дизайнерами, на тех же мощностях, при таком же высоком контроле качества. Но создаются такие коллекции для определенной off-price сети. Special production – это тоже win-win-win схема. Сеть off-price получает доступ к коммерчески успешным дизайнам и качественным материалам. Брендодержатель и производитель, соответственно, получают объемы, а покупатель – качественный и доступный товар. Для Familia закупка и продажа товара, произведенного брендами по специально размещенным заказам, – это сравнительно новый бизнес-процесс, но мы планируем активно его развивать. Здесь мы ориентируемся на мировую практику. За пределами России огромная часть оборота off-price сетей (иногда до половины) обеспечивается именно продажей товаров special production. С помощью этого инструмента off-price ритейлеры давно и успешно обеспечивают значительную долю продаж известнейших мировых марок, кооперируясь с ними при размещении заказов на фабриках.

R&L: Какова доля такой продукции в сети? Как вы ее продвигаете и будете ли продавать в онлайне?

К. Надеждин: У нас доля продаж special production в общем объеме сети пока что несущественна. Но это именно пока. Мы рассчитываем качественно нарастить ее в ближайшие годы. Что касается продвижения, то сейчас мы не выносим в каналы внешних коммуникаций месседж, что та или иная коллекция произведена специально для Familia. Но если бренды будут готовы заявлять об этом, почему бы и нет? Перспективы продаж такой продукции в интернете пока сложно оценить: когда мы выйдем на определенные объемы и существенную долю special production в ассортименте, мы, возможно, вернемся к этому вопросу.

R&L: Какие инструменты сегодня использует Familia для выстраивания работы с потребителями? Как развивается ваша программа лояльности?

news39_5.jpg

К. Надеждин: Что касается программы лояльности, то это важный инструмент мотивации наших покупателей и управления трафиком и объемами продаж. Мы предлагаем держателям наших карт лояльности дифференцированные скидки в зависимости от дня недели, что позволяет нам контролировать пропускную способность наших магазинов.

Собственно говоря, наши основные коммуникации с потребителем основаны на той самой игре в bargain hunting, о которой мы уже говорили в начале беседы. Сам процесс коммуникации в рамках программы лояльности имеет свои особенности. В последнее время он направлен на увеличение частоты посещения, повышение конверсии с помощью смс-рассылок, формируемых в нашей CRM-системе для различных сегментов нашей аудитории. Это работает: например, одна из последних рассылок, информирующая о поступлении очень известного бренда, дала нам конверсию в 10%, и это только в будни. Экстраполируя эти данные на выходные, получим конверсию в 15–20%. Для ритейла это отличные показатели.

R&L: Не планируете ли менять программу лояльности в Familia на модную ныне бонусную схему? И будут ли интегрированы в нее персональные предложения?

К. Надеждин: Начну со второй части вашего вопроса. Пока что персонализированных предложений, которые бы исходили из покупательской истории конкретного клиента, мы не делаем. Но развиваемся в эту сторону. Как раз сейчас мы ищем варианты нового решения, объединяющего нашу ERP и CRMсистему. Надеемся, что в скором времени мы сможем предложить много интересного нашим покупателям в части коммуникационных механизмов.

Относительно модных утверждений о том, что «скидки зло, а бонусы – наше все» – скажу прямо: я с этим не согласен. Наша программа понятна и проста для наших покупателей. И в этом ее ценность. По своему опыту знаю – в ритейле лучше всего работают самые простые вещи, а вот излишне сложные и непрозрачные схемы поощрения как раз потребителя могут оттолкнуть, создать антилояльность: он может счесть, что ритейлер «химичит» в свою пользу. Люди верят тем ритейлерам, которые дают простые и понятные условия и отвечают по своим обязательствам, чем и отличается Familia.

R&L: Как сеть заканчивает непростой 2016 год? Каковы планы сети по развитию на 2017 год?

К. Надеждин: Мы перевыполняем собственные планы и 2016 год планируем закончить с 150 магазинами. В следующем году планируем нарастить количество торговых точек практически на треть, открыв не менее 40 магазинов. Как я уже говорил, за два-три года мы рассчитываем удвоить оборот сети. В части ассортимента мы остаемся fashion-сетью, но тем не менее будем активно развивать и nonfashion, включая как товары для дома, косметику и парфюмерию, так и food с длительным сроком хранения. Уже сейчас эти категории дают нам до 12% выручки. Довольно удачен оказался проект продажи снеков, воды, шоколада и т. д. в прикассовых зонах. Мы активно экспериментируем с новым ассортиментом и пока что довольны результатами. Это интересно, но в отличие от многих сетей у нас сегодня растет не только средний чек, но и комплексность чека, его глубина. На этот же тренд мы рассчитываем и в 2017 году.

Источник

21.12.2016

Все новости